Четверг, 03.12.2020
14:30
ГлавнаяГазетаПроисшествия и криминал26-летний волгоградец, осужденный за терроризм: «ИГИЛ погубил мою жизнь»

26-летний волгоградец, осужденный за терроризм: «ИГИЛ погубил мою жизнь»

9 июня 2020

Мухаммад (имя и другие личные данные героя публикации изменены. – Прим. ред.) отбыл срок за участие в террористической деятельности. Правоохранительные органы задержали его на границе соседнего с РФ государства, когда он пытался перебраться в Сирию. После следствия, суда и тюрьмы парень говорит, что полностью признал свою вину, раскаялся и поменял свои взгляды. Пообщаться с журналистом он согласился только по одной причине – чтобы рассказать, как сожалеет о том, что случилось, и хочет, чтобы на его примере другие люди, которых пытаются вербовать, поняли – это навсегда сломает их жизнь.

«Друг сказал, что я обязан туда поехать»

– Мне было двадцать с небольшим лет, когда я стал членом запрещенной организации, – рассказывает «Родному городу» Мухаммад. – Меня вербовали целый год. Я тогда работал и снимал квартиру, и вдруг со мной связался друг детства, попросился пожить у меня, так как сам он работал вахтовиком. Я не отказал, и он стал периодически ко мне приезжать.

По словам Мухаммада, друг постоянно сводил их разговоры к войне в Сирии, говорил, что нужно ехать туда, а не сидеть дома, пока «женщин и детей убивают».

– Сначала я, совершенно нейтральный к политике и войнам человек, не прислушивался к нему, жил как всегда, работал, общался с друзьями, мне неинтересен был тот мир, о котором рассказывал товарищ, но он не унимался, – рассказывает Мухаммад. – Тогда я спросил, чего же он сам не поедет в Сирию, на что получил невнятный, как уже сейчас понимаю, ответ, что якобы у него не получится сделать загранпаспорт, какие-то проблемы с военным билетом. Но теперь я понимаю, что это были отговорки и полная ерунда...

Мухаммад, с его слов, сначала сопротивлялся давлению друга.

– Каждый его приезд на протяжении года всегда заканчивался одним – разговорами, что я должен ехать в Сирию, в итоге я сбежал в Москву, но его товарищи нашли меня и там, – вспоминает волгоградец.

Правоохранители говорят: в тот момент парень должен был сразу обратиться за помощью, сообщить о давлении. Не идти на преступление (а пропаганда терроризма – это уголовно наказуемое деяние), а не допустить его. Спрашиваем у Мухаммада: почему же он ничего не предпринял? Неужели не понимал, насколько все серьезно?

– Я человек мягкосердечный, – вздыхает парень, – поддался и согласился ехать в Сирию. Вербовщики сказали, что я должен присягнуть на верность лидеру ИГИЛ*, что он якобы говорит все правильно и живет праведной жизнью. Рассчитывали вроде как, что я смогу встретиться с ним в Сирии.

В этот бред парень поверил. Наверное, сыграло роль то, что он оказался слаб характером, а вербовщики действовали грамотно. Парень сделал загранпаспорт, часть денег на билет ему дали новые соратники, другую часть добавил он сам. И попытался выехать в Сирию. Кстати, ему не сообщили, в какой именно город он прибудет: нужно было пересечь две границы, и парню сказали, что назовут место позже.

– Но как только самолет из России приземлился в соседнем государстве, меня сразу задержали, – рассказывает парень. – Сначала я соврал – мол, приехал к другу. Но обман раскрылся.

Сестра Мухаммада знала, что брат связался с какими-то сомнительными людьми – о поездке в Сирию и о террористах она была не в курсе. Но и одной этой информации хватило, чтобы Мухаммад сознался.

– Сестра начала плакать, меня снова допрашивали, и я рассказал правду – что прилетел, чтобы переправиться в Сирию и примкнуть к ИГИЛ*, – вздыхает парень.

Было возбуждено уголовное дело по ст. 205.5 УК РФ «Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации». Максимальная санкция предусматривает 20 лет лишения свободы. С первого дня задержания волгоградец находился в СИЗО, на допросах он назвал все имена и рассказал все, что знает: от начала и до конца. Когда следствие было завершено, материалы передали в суд. Процесс длился полтора года.

– Тех, кто меня вербовал, также осудили и приговорили к разным срокам лишения свободы, – рассказывает Мухаммад.

«Я изменился и понял, что натворил»

Суд принял во внимание смягчающие обстоятельства и не назначил парню максимальное наказание по статье за терроризм.

– Адвокат собрала мои характеристики с работы, из школы, у меня еще болели оба родителя, это были смягчающие обстоятельства, и суд приговорил меня к трем годам, – продолжает Мухаммад. – Другие осужденные сначала настороженно относились ко мне, но потом это изменилось, когда изменился я сам, когда понял, что натворил.

Волгоградец говорит: в заключении у него было много времени, чтобы подумать. Ни работать, ни учиться, как другим осужденным, ему не разрешали – он считался склонным к побегу ввиду того, где и при каких обстоятельствах парня задержали. Также каждые два часа он должен был отмечаться о присутствии в учреждении.

– Я понял, что, завербовавшись в ИГИЛ*, связавшись с террористами, сломал себе жизнь – мои родители умерли, пока я отбывал наказание, они оба болели, а я даже не смог с ними попрощаться, и я сам в этом виноват, – не сдерживает слез Мухаммад.

– Я редко навещал их при жизни, они были не в курсе, что я поехал куда-то, даже что отбываю наказание – это бы разбило им сердце, и папа, и мама всю жизнь добросовестно трудились, мне стыдно перед ними, я бы попросил прощения, если бы мог, – плачет парень.

По словам Мухаммада, в тюрьме он пересмотрел свои взгляды на жизнь:

– Я читал разную литературу, больше всего мне почему-то нравились книги про индейцев, приключения…

Когда Мухаммад вышел из ИК, он еще раз отчетливо понял, какую ошибку совершил – он потерял не только родителей, но и друзей, родных.

– Многие от меня отвернулись, и я их понимаю, – вздыхает парень. – Если бы я мог вернуть время назад, я бы все сделал иначе: не позволил бы себя уговорить. Но теперь поздно – дело сделано...

Интересно, что, отбывая наказание, Мухаммад нашел еще одно подтверждение тому, что его вербовщики – лгуны, которые просто используют таких, как он. Со слов волгоградца, с ним сидел парень, который попал в ИГИЛ*, но потом сбежал из Сирии.

– Он подтвердил, что я уже и так понял: все это ложь, нет никакого товарищества, нет никаких высших целей, он рассказал, что «братья» не платили обещанных денег, не давали есть, хотя командиры этих террористов питались нормально, – продолжает волгоградец. – А если выскажешь недовольство, посадят в тюрьму или заставят идти в бой.

Вот так парень понял цену словам вербовщиков.

– Моя жизнь рухнула, на работу никуда не берут из-за статьи, по которой я осужден, мне нельзя пользоваться банковскими картами, я обязан отмечаться у правоохранителей, – перечисляет парень.

С другом он открыл небольшую торговую точку, но признается – это совсем не то, о чем он мечтал. Мухаммад хотел выучиться на зоотехника и работать с животными. Возможно, ему все-таки удастся осуществить свою мечту.

*Организация признана террористической Верховным судом РФ и запрещена на территории России.

Мария Карасева. 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий

Материалы под рубриками «Актуально», «Люди дела», «Компетентно», «Деловой круг», «По существу», «Точка зрения», «С праздником!», «Благое дело», «Спрашивали – отвечаем», «Здоровье и красота», «Хорошая новость», «Визитная карточка», «Человек и дело», «Из первых уст», «Атмосфера красоты», «Стиль жизни», «Авто Драйв», «Жилищный вопрос», «Гордость нации», «Хозяин на земле», «Есть проблема», «Обсуждаем опыт», «Подробно», «Есть мнение!» и материалы, помеченные знаком «PR», публикуются на коммерческой основе и являются рекламой. За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.
Рейтинг@Mail.ru