Среда, 28.10.2020
03:57
ГлавнаяГазетаОбществоОтсидевший 24 года волжанин: «Из колонии сразу уйду в монастырь»

Отсидевший 24 года волжанин: «Из колонии сразу уйду в монастырь»

19 сентября 2020

В середине 90-х он считался главарем банды, на его счету было два убийства. Обвиняемого приговорили к длительному сроку колонии. Предполагается, что такое наказание должно способствовать исправлению человека, дабы преступник раскаялся и вышел из тюрьмы другим. Увы, так бывает далеко не всегда. Но с волжанином Алексеем Белоконевым такая перемена случилась. И произошло это, по его словам, благодаря вере в Бога.

Из хорошей семьи

Сейчас Алексей Белоконев находится в ИК-19 города Суровикино. Оставаться в заключении ему еще около месяца. Потом его ждет другое имя и другая жизнь.

– Когда почти 24 года назад я угодил в заключение, то не думал, что дотяну до освобождения, – признается мужчина. – Мне должны были вообще дать пожизненный срок. Но тогда и приговор в 24 года выглядел для меня как билет в один конец…

Алексей не хочет рассказывать о своей прежней жизни. Единственное, что удалось узнать: он  родился в Волжском в благополучной семье.

– Мама и сейчас жива, она все эти  годы регулярно приезжала ко мне на свидания, – вздыхает мужчина.

В юности у парня все было хорошо, он увлекался легкой атлетикой, дзюдо, шахматами, обожал бардовские песни…

– А главным моим хобби была фотография, – делится наш собеседник. – Работал с советским «Зенитом», проявлял снимки. Мое увлечение в армии пригодилось. Я служил в Беларуси, в ВВС. Главной моей задачей было осуществлять аэрофотосъемку во время полетов.

После дембеля Алексей устроился фотографом в газету. И даже пробовал работать как журналист. Но потом занялся бизнесом. Это были 90-е, когда нередко деловые связи равнялись криминальным.

«Я очень виноват и раскаиваюсь...»

– В материалах уголовного дела сказано, что я убил двоих, но точнее будет сказать, что я был организатором этих преступлений, лично не убивал, но ответственности, конечно, с себя не снимаю, вина на мне большая. Преступления мы совершали из корыстных побуждений, проще говоря, ради наживы...

Белоконева как главаря банды осудили на 24 года, а четверых его подельников на сроки от 9 до 15 лет.

– По идее они уже давно должны были выйти на свободу, но мне их дальнейшая судьба неизвестна, да и неинтересна теперь, – говорит Алексей.

Поверил в Бога

Уже будучи в заключении Алексей заболел туберкулезом.

– В 2000 году я лежал и, казалось, умирал, – вспоминает осужденный. – Надежды на выздоровление не было практически никакой, но случилось чудо, я выкарабкался. Именно тогда я понял, что Бог дает шанс попытаться искупить свои грехи. Меня, конечно, в детстве крестили, но верующим я не был, иногда заходил в церковь поставить свечку, не более того. А тут как будто прозрел…

И Алексей начал писать иконы – да так искусно, словно занимался этим всю свою жизнь. Работает  маслом, покрывает иконы лаком, рамки из дерева тоже вырезает сам.

– В ЛИУ-15 вместе со мной отбывал наказание уникальный мастер-самоучка, благодаря ему я окунулся в искусство иконописи, – объясняет Белоконев. – В школе у меня тройка была по рисованию, теперь вот как обернулось... Видно, так было угодно Богу, чтобы я стал иконописцем.

Его первая икона называлась «Иисус Христос в терновом венце». Когда Белоконева этапировали из ЛИУ-15 в ИК-19 города Суровикино, руководство колонии поручило осужденному помочь обустроить храм.

– В те годы там была только небольшая молельная комната, – вспоминает Алексей. – Для церкви в ИК-19 я написал икону, остальными занимался другой осужденный, сейчас он уже на свободе. А я был в этом храме потом певчим, пономарем, исполнял некоторые другие обязанности.

Во время богослужения Алексей познакомился с настоятелем храма Святых апостолов Петра и Павла, который находится в станице Нижний Чир в 58 километрах от Суровикино.

– Он рассказал, что церковь в запустении, но он твердо намерен ее восстановить, – объясняет Белоконев. – Я решил взяться за дело и со временем полностью расписал этот храм. Батюшка привозил мне все необходимое, а потом приезжал и забирал уже готовые иконы.

Сейчас Алексей завершает последнюю икону для храма Святых апостолов Петра и Павла – «Святого праведника Иоанна Кронштадтского».

– Иконы, на которых изображены Святая Елена и Святая Таисия, уже готовы, – говорит Алексей. – За все время, находясь в заключении, я написал около 100 икон, многие из них сейчас в других церквях, например, в соборе Иоанна Богослова в моем родном Волжском.

А еще во время заключения Алексей начал сочинять стихи. У него их уже более 900, в основном про детей и религию.

Из колонии в монастырь

– Я многое переосмыслил, находясь здесь, – говорит осужденный. – Очень раскаиваюсь в том, что совершил. Прошу у Бога прощения. Молюсь несколько раз в день в своей мастерской.

Алексей говорит, что у каждого свой путь к Богу, у него он оказался вот таким – вера пришла только в тюрьме, после совершенных преступлений.

Но теперь религия с ним будет до конца жизни. Белоконев твердо для себя решил – сразу после освобождения поедет в Серафимо-Саровский мужской монастырь. Обитель находится в селе Новомакарово Воронежской области.

– Я даже не планирую заезжать домой в Волжский, моя мама потом навестит меня уже в монастыре. И с дочерью мне, наверное, лучше не встречаться, ей было всего два года, когда меня посадили, с тех пор я ее не видел, она меня не помнит. Знаю, что у нее сейчас все хорошо, я за нее спокоен и тревожить не хочу...

– В монастырь есть три пути: по любви к Богу, по особой избранности Богом и по великим грехам, – рассуждает Алексей. – Мой путь третий, так как мне нет и не может быть оправдания. В монастыре родится новый человек, Алексея уже не будет, а новое имя выберет настоятель. Уверен, что остаток своих дней проведу в монастыре, ибо не зря сказано, что любой оборачивающийся назад недостоин Царствия небесного.

> Комментарий по теме

«В боли и отчаянии рождается вера»

Протоиерей Олег Кириченко, священнослужитель:

– То, что произошло в сердце этого мужчины, случается довольно часто со многими. В экстремальной ситуации, когда человек чувствует боль и отчаяние, в измученной душе рождается вера в Бога. Что касается конкретно осужденных, то в замкнутом пространстве у них есть время для размышлений, они остаются наедине со своей совестью, лишенные большинства обычных человеческих радостей. Конечно, далеко не все из них раскаиваются и находят путь ко Всевышнему, но, повторюсь, такое случается часто.

Андрей Шитов. Фото автора

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Материалы под рубриками «Актуально», «Люди дела», «Компетентно», «Деловой круг», «По существу», «Точка зрения», «С праздником!», «Благое дело», «Спрашивали – отвечаем», «Здоровье и красота», «Хорошая новость», «Визитная карточка», «Человек и дело», «Из первых уст», «Атмосфера красоты», «Стиль жизни», «Авто Драйв», «Жилищный вопрос», «Гордость нации», «Хозяин на земле», «Есть проблема», «Обсуждаем опыт», «Подробно», «Есть мнение!» и материалы, помеченные знаком «PR», публикуются на коммерческой основе и являются рекламой. За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.
Рейтинг@Mail.ru