Суббота, 13.04.2024
10:22
ГлавнаяГазетаОбществоВолгоградцам рассказали, как проходили «Большие гонки» из Парижа в Царицыне

Волгоградцам рассказали, как проходили «Большие гонки» из Парижа в Царицыне

25 мая 2023

В начале ХХ века мир вступил в новую для себя стадию – эпоху индустриальной цивилизации. Появление новой техники, средств связи, сокращение расстояний между государствами и континентами посредством создания и внедрения новых устройств позволило человеку не только по-новому взглянуть на окружающий его мир, но и создать новые развлечения.

> История края

В 1911 году в Царицын прибыли французские путешественники Андре Мартен и Габриэль Шефле. Оказались они в нашем городе, согласившись на авантюру. Парижский географический институт пообещал 150 тыс. франков тому, кто совершит пешее путешествие вокруг света. Месье Мартен и Шефле рискнули и отправились в путь. При этом путешественники, по условиям организаторов, должны были соблюдать строгие правила.

Сорвать куш

– Многие помнят комедию «Большие гонки», создатели которой вдохновились реальной историей, – говорит  краевед Олег Швыдкий. – Это был трансконтинентальный заезд 1908 года Нью-Йорк – Париж. Надо отметить, что в начале ХХ века мир был помешан на подобных соревнованиях сильных духом людей. И вот, следуя этой моде, Парижский географический институт предложил 150 тыс. франков тому смельчаку, который совершит пешее путешествие вокруг света.

Храбрецов нашлось 22 человека, которые в 1907 году и отправились в эту невероятную гонку за большим кушем. Путешествие длиной в 165 тыс. километров должно было закончиться в 1922 году.

Главное условие – проделать путь нужно было без гроша в кармане, существуя исключительно своими трудами, лекциями, продажей карточек. Говорят, многие из вышедших в путь отсеялись уже в Европе, но некоторые, в частности наши герои, продолжили свое рискованное приключение.

По дороге женился 

Мартен и Шефле сообщали о своем вояже удивительные подробности. Обойдя Западную Европу и Балканы, они отправились в Северную Африку, прошли Сирию, Палестину, российский Кавказ и далее ушли в Персию. В пути они встречали и хищных зверей, и не менее опасных людей. Около Дамаска на них напали бедуины и отобрали багаж, оружие и деньги.

Близ Хартума французы вступили в перестрелку с разбойниками, в которой был убит их товарищ Жорж Венье, а Шефле ранен в ногу. Между Тегераном и Кумом путешественники встретились с войсками Салар-доуле, дядей свергнутого персидского шаха. От них пришлось бежать, после чего они вернулись в Россию.

Мартен путешествовал со своей супругой Ирмой, а Габриэль Шефле уже в Астрахани успел жениться на своей соотечественнице, занимавшей в этом российском городе место воспитательницы детей. В дальнейший путь молодые супруги отправились уже вместе.

С багажом из книг и белья 

Побывали Мартен и Шефле и в Царицыне. Вот как описывали их очевидцы:

«…Несмотря на осеннее время, одеты путешественники легко – в светлые шерстяные костюмы с яркой разноцветной отделкой. Путешественники имеют ружья. Багаж состоит из книг и белья. У путешественников накопилось 18 дневников, где все страницы, перемешанные с фотографиями, испещрены подписями должностных лиц и разных учреждений, с которыми им приходилось знакомиться за шесть лет путешествия. Тут записи почти на всех языках мира, и самые последние из Персии и Турции...»

Судя по оставшимся свидетельствам, город им понравился, хотя взаимности от жителей они не увидели.

В «Царицынском вестнике» того периода можно найти такую заметку:

«...Вчера французы-путешественники посетили Городскую Управу, где представлялись Городскому Голове. Один из французов немного говорит по-русски. Голова принял их довольно холодно и даже не предложил посетителям сесть. Французы, обескураженные таким приемом, попросили разрешения у Головы продавать служащим свои карточки, являющиеся для путешественников единственным средством существования, французы обошли канцелярию, но денег собрали мало, потому что многие служащие еще не получили до сих пор жалованья...»

Знакомство с Илиодором

Вероятно, немного улучшила впечатление от нашего города его главная тогдашняя знаменитость – «неистовый» иеромонах Илиодор. Он считался протеже Григория Распутина и к тому времени уже был скандально известен. Проповедовал радикально, излагал крамольные мысли в брошюрах, откровенно направленных против церковной иерархии.

В 1908-м его перевели в Саратовскую епархию – в Царицын, где он широко развернул деятельность под покровительством епископа Гермогена. Илиодор резко нападал на местную администрацию, в частности, на саратовского губернатора графа Татищева, которого призывал «выпороть на царской конюшне». Занимался исцелением больных и изгнанием бесов, что создавало ему ореол святого и чудотворца.

Когда в 1909 году Синод запретил Илиодора к служению, тот назвал распоряжение «безблагодатным и беззаконным» и продолжал служить. Его перевели в Минск, но Илиодор туда не поехал и через Распутина добился встречи с императрицей Александрой Федоровной и отмены постановления.

В ноябре 1909 года Илиодор организовал в Царицыне торжественный прием для Распутина, затем совершил вместе с ним путешествие на его родину – в село Покровское Тобольской губернии. В январе 1911 года состоялось постановление Синода о переводе Илиодора в один из монастырей Тульской епархии. После двухдневного шумного протеста Илиодор подчинился постановлению и выехал из Царицына.

Здесь, как говорят злые языки, он оставил около 500 тыс. руб. долга, сделанного им для постройки нового храма и других монастырских нужд. Через месяц Илиодор бежал и вернулся в Царицын.

Говорят, в том же году, 21 мая, он имел встречу с самим императором Николаем II. А с 9 по 27 июля 1911 года Илиодор организовал многолюдное паломничество своих приверженцев из Царицына в Свято-Успенскую Саровскую пустынь, маршрут которого проходил по нескольким поволжским городам. Денежная помощь Илиодору в организации паломничества, как считалось, была оказана через Распутина, по его же просьбе, лично императрицей. Это путешествие сопровождалось многими случаями хулиганства со стороны паломников.

При этом надо отметить, что с 1 марта 1908 года Илиодор заведовал в Царицыне архиерейским подворьем, которое вскоре превратилось в мужской Свято-Духов монастырь. Проповеди Илиодора постепенно привлекли толпы богомольцев, которые бесплатно трудились на обитель. Во дворе монастыря были сделаны катакомбы, связанные ходами с храмом и другими зданиями. Подземелья обкладывали кирпичом, перекрывали сводами, а планы их держали в секрете. Создавался монастырь как крепость, противостоящая «погибающему миру».

Так вот французские путешественники не только лично познакомились с Илиодором, но и успели осмотреть знаменитые Свято-Духовы катакомбы. И сам скандальный инок собственноручно подписал гостям книгу:

«...Добрым французам Шефле и Мартену от души желаю благополучно продолжать и блистательно окончить предпринятый на себя нелегкий подвиг – пешком обойти свет. Желаю также, чтобы они все виденное в мире передали печати в назидание потомству и в удовлетворение любознательности человеческого разума. В память посещения Царицынской обители прилагаю к сим убогим моим словам снимок кроткой обители. Иеромонах Илиодор».

«Эти дикие николаевцы» 

После Царицына наши путешественники дошли вверх по Волге до слободы Николаевской, где их поджидали весьма неприятные приключения. На одной из улиц они нарвались на местную подвыпившую компанию. И она оказалась не менее дерзкой, чем сирийские бедуины. Странно одетые и не говорящие по-русски люди вызвали интерес у пьяных граждан.

Так что пришлось французам отбиваться всеми возможными способами, стрелять из ружья в воздух и даже ранить одного из нападавших. Однако это не помогло, а лишь раззадорило гуляк.

Это от полчищ принца Салар-уд-Доуле возле Шираза и Бендер-Абаса можно было убежать, а от пьяной компании николаевцев не вышло.

Пока помощь подоспела, французов порядочно помяли, изваляли в грязи и истоптали ногами. Стражи порядка, не успев толком разобраться, повели одного француза в камеру, но по пути хулиганы вырвали его из рук полиции и снова стали избивать.

К счастью, компанию успокоили, но путешественникам пришлось задержаться в слободе на две недели, пока судебный следователь вел предварительное разбирательство. Пресса тех лет, кстати, не преминула подтрунить над «дикими» николаевцами.

Собираясь в опасное путешествие пешком по России, французы запаслись, конечно, документами, удостоверяющими их личность и цель путешествия, и взяли с собой даже для солидности ордена и медали.

Было у них и оружие, но все это в Николаевской слободе им не помогло. Храбрые и любознательные путешественники познакомились «по недоразумению» не только с «русским кулаком», но и с «русской кутузкой» – lacoutouscarusse...

Однако закончилась эта история благополучно для французов – им принесли извинения. Известно, что к путешественникам явилась целая депутация и занесла в походную книгу следующее:

«...Члены николаевского общественного собрания с удовольствием будут вспоминать дорогих гостей своей Николаевской слободы. Провожаем их дальше в далекое опасное путешествие с наилучшими пожеланиями благополучно закончить это путешествие и вернуться полными сил и здоровья в дорогую, близкую русскому сердцу Францию...»

Планы поменялись

Далее побитые друзья отправились на поезде в Саратов. Сведения об их дальнейшем пути в печати тех лет периодически встречаются, рассказывает краевед Олег Швыдкий.

В марте 1912 года они прибыли в Тулу, а вот к 1913 году, видимо, пути Мартена и Шефле разошлись.

Тогда следы супругов Мартен прослеживаются в Смоленске, а в июле того же года в Феодосии и Керчи, а вот о второй паре уже ничего не сообщается.

– В тогдашней прессе я натыкался на маршрут, который предполагался в дальнейшем, – говорит историк. – Через Поволжье они хотели пройти в Сибирь, затем в Китай, Японию, Америку, Австралию и уже с берегов Пятого континента на океанском пароходе они надеялись отправиться домой в Европу.

Однако судя по тому, что после Поволжья путешественники оказались в Центральной России и Крыму, их планы несколько поменялись. Ну а окончательно их разрушила разразившаяся в 1914 году Первая мировая война. Она наверняка поставила крест на успешном окончании этого приключения.

– Но все же, вспоминая сейчас о давно забытых путешественниках Мартене и Шефле, хочется восхититься их энтузиазмом, решительностью, любознательностью, смелостью с некоторой примесью, конечно, авантюрности, – говорит Олег Швыдкий. – Ну а нынешним мальчикам и девочкам, мечтающим стать путешественниками, хочется напомнить старый афоризм: «Путь в тысячу миль начинается с первого шага». Дерзайте!

 

Вероника Скворцова. Фото: архив музея-панорамы «Сталинградская битва».

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий

За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.
Рейтинг@Mail.ru