Вторник, 29.09.2020
14:43
ГлавнаяГазетаОбществоПациент волжской больницы: «Врачи вытащили меня с того света»

Пациент волжской больницы: «Врачи вытащили меня с того света»

3 августа 2020

В результате страшной аварии на трассе Волгоград – Астрахань пассажир легкового автомобиля Дмитрий Ли получил травмы, несовместимые с жизнью, но ему повезло попасть в руки к замечательным врачам больницы имени Фишера в Волжском, которые несколько месяцев боролись за его жизнь и восстанавливали лицо.

«Я не должен был выжить»

По словам Дмитрия, врачи сработали очень оперативно, и он благодарен им за то, что они не просто спасли ему жизнь, но и сделали все возможное, чтобы сохранить ее качество.

– Я больше месяца провел в реанимации, мне сделали больше трех операций, и все действия врачей были направлены на то, чтобы не только спасти меня, но и вернуть к полноценной жизни.

Дмитрий попал в страшное ДТП на трассе Волгоград – Астрахань, и его в крайне тяжелом состоянии на скорой доставили в городскую больницу № 1 имени Фишера города-спутника. На месте бригадой скорой ему была сделана трахеотомия, врач ввел в трахею трубочку, чтобы пострадавший мог дышать.

В больнице он сразу был госпитализирован в реанимационное отделение, потому как у пациента диагностировали травмы, несовместимые с жизнью, однако врачи старались верить в благоприятный исход.

– Когда меня доставили в больницу, я был без сознания, – говорит Дмитрий, – и длительное время провел в коме. У меня были множественные переломы костей черепа, перелом основания черепа и перелом костей таза, а правая половина лица не работала совсем.

В реанимации пациенту постоянно делали ряд обязательных процедур, чтобы как‑то стабилизировать его состояние, и только увидев, что пациент готов к дальнейшему лечению, врачи приступили к операциям, которых было порядка десяти.

Голова лопнула, как арбуз

– Мы восстанавливали костную структуру лица, чтобы человек стал более или менее узнаваем, – говорит пластический хирург больницы Виталий Лозовский, – у него были множественные размозжения, говоря простым языком, его голова лопнула, как арбуз.

Врачи постоянно собирали консилиум, в который входили челюстно-лицевые хирурги, пластические хирурги, лор-специалисты и нейрохирурги. Во время операции докторам пришлось ломать кости, которые за время нахождения пациента в реанимации успели неправильно срастись, и, чтобы вернуть их на правильное место, хирурги использовали титановые пластины. Было проведено три больших операции, каждая из которых длилась по 3‑3,5 часа. В результате операций докторам удалось восстановить лицевой скелет, нижнюю челюсть, скуловую кость и глазную орбиту.

После таких непростых операций пациенту пришлось пережить еще одну. Для того чтобы Дмитрий смог дышать самостоятельно через рот и нос, необходимо было извлечь трубку из трахеи и закрыть сделанную в ней дырку.

– Дело в том, что врачи на трассе, торопясь спасти ему жизнь, сделали не косметический разрез, – продолжает Виталий Валерьевич, – у нас возникла проблема с закрытием трахеи, и мы привлекли торакального хирурга.

Заново учился говорить и улыбаться

Когда все восстановительные работы с костями лица были закончены, Дмитрия стали готовить к восстановительным процедурам мягких тканей лица.

– Мне провели еще ряд сложнейших операций, в результате которых обе стороны лица стали симметричны, – вспоминает пострадавший. – До этих оперативных вмешательств мышцы абсолютно не держали правую часть лица и кожа просто свисала с одной стороны.

По словам врачей, особенно их волновал минипарез, или обездвиженность правой части лица, который спровоцировал повреждение ствола лицевого нерва.

– Было принято решение сделать статическое подвешивание с помощью специальных хирургических нитей, которые подтягивают ткани и в буквальном смысле держат лицо, – комментирует действия врачей Виталий Лозовский, – чтобы улыбка была симметричной, угол рта и угол глаза, структуру щек подтянули, а в круговую мышцу рта вшили жевательную мышцу. Также сделали ринопластику и липофилинг.

Врачи взяли жировые клетки из живота пациента и пересадили вместе со стволовыми клетками на лицо в область деформаций, чтобы заполнить ямочки и впадины на коже.

Операция прошла успешно, длилась она более четырех часов. Теперь пациенту предстоял долгий восстановительный период, когда ткани покрываются рубцами, а рубцы рассасываются.

Кроме рубцов от пластических швов, были рубцы, приобретенные в результате аварии, с которыми врачи также провели тщательную работу. Они их иссекали, то есть шрам срезали, а края кожи аккуратно сшивали тонкими косметическими нитями, после чего рубец стал практически незаметен. Потом была  лазерная шлифовка, которая позволила добиться эстетического вида шрама.

– После пластической операции моя реабилитация длилась около полугода, – говорит Дмитрий Ли, – в этот период со мной работали физиотерапевты и массажисты. Я учился заново есть, говорить и улыбаться, но это уже было после того, как моей жизни больше ничего не угрожало.

Дмитрий никогда не забудет врачей, которые провели с ним такую огромную работу по спасению и восстановлению, и безмерно благодарен каждому из них: врачу анестезиологу-реаниматологу Владимиру Владимировичу Танину, который круглосуточно боролся за его жизнь в течение месяца, челюстно-лицевому хирургу Юрию Симакину, пластическому хирургу Виталию Лозовскому, лор-врачу Сергею Крюкову, нейрохирургу Игорю Журбенко и всем тем, кто причастен к его удивительному спасению.

> Комментарий по теме

«Рядом обязательно должны быть близкие люди!»

За комментарием, как помочь человеку, когда в его жизни происходит подобная трагедия, «Родной город» обратился к медицинскому психологу больницы имени Фишера Наталье Тариной.

– Здесь главное слово «потерял». Раз потерял, значит, произошло какое‑то расставание, и неважно, что вы потеряли: руку, ногу, лицо, человека или работу. В этот момент правильно, если человек проживает все стадии горевания: шок, отрицание, агрессию, депрессию. И пусть они будут не в той последовательности, в которой нам предлагают специалисты, или даже повторяться. Главное, чтобы в этот момент с потерявшим был кто‑то рядом и поддерживал его, а он наконец‑то пришел бы к принятию произошедшего с ним и перестал искать виноватых.

По словам Натальи Владимировны, когда человек принимает ситуацию «здесь и сейчас», он понимает, как ему двигаться дальше, и даже начинает строить планы на будущее. В этот момент близкие должны сделать шаг назад, снизить свою активность и не забирать у него те функции, которые он способен выполнять сам. Человек, который рядом, должен создавать опору, а не тащить, так как чрезмерная помощь здесь только навредит.

Марина Дорошева. Фото из архива хирурга больницы им. Фишера Виталия Лозовского

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Материалы под рубриками «Актуально», «Люди дела», «Компетентно», «Деловой круг», «По существу», «Точка зрения», «С праздником!», «Благое дело», «Спрашивали – отвечаем», «Здоровье и красота», «Хорошая новость», «Визитная карточка», «Человек и дело», «Из первых уст», «Атмосфера красоты», «Стиль жизни», «Авто Драйв», «Жилищный вопрос», «Гордость нации», «Хозяин на земле», «Есть проблема», «Обсуждаем опыт», «Подробно», «Есть мнение!» и материалы, помеченные знаком «PR», публикуются на коммерческой основе и являются рекламой. За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.
Рейтинг@Mail.ru