Воскресенье, 22.09.2019
03:30
ГлавнаяГазетаОбществоВетеран ФСИН находил подход даже к «отпетым мошенникам»

Ветеран ФСИН находил подход даже к «отпетым мошенникам»

23 мая 2019

Корреспондент «Родного города» пообщался с легендой местного УФСИН, человека, который помогал наводить порядок в прежде проблемной Камышинской воспитательной колонии. Во многом именно благодаря Владимиру Яковлевичу Похлебину в этом исправительном учреждении для несовершеннолетних в 80е годы удалось наладить дисциплину.

Пошел по стопам отца

– В то время никто не хотел там работать, – вспоминает Владимир Яковлевич. – Три года подряд, в 1974‑м, 1975‑м и 1976‑м, в колонии проходили крупные бунты, слава богу, что в итоге обошлось без жертв…

Но Владимира Яковлевича Похлебина этим не напугаешь. С самого детства он мечтал стать военным – чтобы быть похожим на отца-фронтовика.

– Мой папа всю вой­ну прошел, отличился в битве на Курской дуге, – рассказывает Владимир Яковлевич. – Правда, карьеру военного он решил не продолжать, после демобилизации заведовал районо, потом был директором мельницы, затем трудился на заводе.

Наш собеседник родом из Котельниково. Окончил военное училище, службу проходил в ракетных войсках на Дальнем Востоке. Но с армией не сложилось.

–  Как-то раз нам приказали заправить технику, но из‑за неожиданного выхлопа я и еще несколько человек отравились токсичными газами, – вспоминает Похлебин. – Как следует тогда мы ядовитых паров «хлебнули». Меня в итоге перевели на нестроевую должность, назначили помощником коменданта гарнизона. А через некоторое время я сам решил уволиться из армии и вернуться в Волгоградскую область.

Старшая сестра Владимира Яковлевича жила в Камышине и работала технологом на заводе. Возможно, это тоже сыграло свою роль в решении Похлебина переехать в третий по величине город Волгоградской области. Он устроился на тот же завод, однако проработал там недолго.

– Предложили перейти в воспитательную колонию, – говорит Похлебин. – Я был прекрасно осведомлен обо всех нюансах работы с малолетними осужденными – знакомые рассказывали, но меня это отнюдь не испугало, напротив, это был новый вызов, сам себе решил доказать, что справлюсь. Да, в те годы там процветали и постоянные драки, и неуважение к сотрудникам колонии, но я как раз и захотел изменить ситуацию в лучшую сторону.

«Встретили меня настороженно»

По словам Владимира Яковлевича, несовершеннолетние осужденные встретили его, нового воспитателя, весьма настороженно.

– Многие ухмылялись, я ведь сначала ходил без формы, пока проходил ВВК и оформлял все необходимые документы, – вспоминает Похлебин. – Контингент там был разнообразный: около трети – убийцы, немало отбывали за разбой и грабеж. Чуть позже стало больше насильников.

– Помню случай, когда только начинал работать, – рассказывает Владимир Яковлевич. – Дежурил ночью, услышал какой‑то шум в туалете, пошел проверить, что там случилось. Осужденные собрались трое на трое драться, причем, как я понял, не на жизнь, а на смерть. На мои замечания сначала никак не реагировали, просто ноль внимания. Но я же не робкого десятка, удалось решить их конфликт мирным путем, в итоге они разошлись и больше друг к другу не цеплялись.

В колонии иногда были как просто оступившиеся подростки, так и отъявленные негодяи.

– Мне запомнились двое осужденных из Астрахани, – говорит Похлебин. – Это просто какие‑то нелюди были, они напали в парке на влюбленную пару, девушка была беременна, точно утверждать не буду, но срок уже был немалый. Парня они просто избили, он потерял сознание, но выжил, а вот над его спутницей они в пьяном угаре издевались долго. Положили ей доску на живот и стали кататься, будто на качелях, да еще и смеялись при этом. Девушка та умерла…

По словам Владимира Яковлевича, таких преступников другие осужденные в колонии презирали.

– Таких, а также тех осужденных, кто, говоря на жаргоне, «стучал», очень сильно прессовали, – говорит бывший воспитатель.  – Многие, чтобы их перевели в лазарет, даже глотали крючки от кроватей и столовые ложки.

«Начали заниматься творчеством»

Наш собеседник рассказывает, как постепенно он учился находить общий язык со всеми осужденными, независимо от их статуса и статьи, по которой они отбывали срок.

– Все жили в так называемых «семьях», примерно по пять-шесть человек, большее количество в каждой «семье» допускать нельзя, иначе появятся проблемы, – поясняет Похлебин. – В то время и так борьба постоянно шла – примерно половина контингента была из Волгоградской области, другая – из Саратовской. Еще несколько человек из Астрахани регулярно привозили. Нам важно было не допускать организации кланов.

Похлебин вспоминает парня из Саратова – отбывал срок за разбой, был очень грамотный, умный, но при этом чрезвычайно жестокий и насквозь пропитанный тюремной романтикой.

– Решил я подойти к его перевоспитанию творчески, – вспоминает Владимир Яковлевич. – И разработал целое положение под названием «О трудовом соревновании». Вскоре мы в колонии и стенгазету начали выпускать, и в художественной самодеятельности ребята стали участвовать, и свой актив образовался, который подталкивал остальных к работе.

С тех пор в колонии начали отмечать «День актива». Похлебин объяснял парням, что они такие же пионеры, только оступившиеся, надо исправиться и вернуться к нормальной жизни.

– До сих пор некоторых встречаю, они мне очень благодарны, – говорит Похлебин. – А мои методы работы потом взяли на вооружение и в исправительных учреждениях других регионов. Да, конечно, случалось и такое, что некоторые урок не усвоили, становились рецидивистами, но это было нечасто.

После колонии всякое бывало – один парень был активистом, вышел на свободу неплохим человеком. Но случился конфликт с кем‑то из его знакомых – порезал его и снова попал за решетку...

Владимир Яковлевич прослужил в воспитательной колонии до 1995 года, а потом работал в охране на заводе. Говорит, что иногда казалось – в колонии порядка больше.

– Помню, когда там трудился, местный авторитет постоянно приходил к директору, нагло открывал «вертушку», конфликты всякие были, и мне это, мягко говоря, не нравилось, но поделать я ничего не мог, – вспоминает Похлебин.– Потом авторитета этого застрелили прямо на улице.

Сейчас Владимир Яковлевич опекает свою семью – супругу Лизу, дочку Лену и внучку Милану, которой всего три с половиной годика.

Но Камышинскую воспитательную колонию не забывает.

– На все праздники прихожу к ним и, конечно, всегда готов поделиться опытом, – отмечает бывший воспитатель.

Комменатрий по теме

Человек заслуженный!

– Владимира Яковлевича действительно можно назвать легендой регионального УФСИН, – рассказали в пресс-службе ведомства. – Его очень уважают бывшие и нынешние сотрудники и все осужденные, с кем ему приходилось работать. Он один из самых заслуженных ветеранов нашего ведомства.

Андрей Шитов. Фото автора и из личного архива героя публикации

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
 
 
 
ИНТЕРЕСНОЕ В СЕТИ

 

 

Модуль таксономии

 

Материалы под рубриками «Актуально», «Люди дела», «Компетентно», «Деловой круг», «По существу», «Точка зрения», «С праздником!», «Благое дело», «Спрашивали – отвечаем», «Здоровье и красота», «Хорошая новость», «Визитная карточка», «Человек и дело», «Из первых уст», «Атмосфера красоты», «Стиль жизни», «Авто Драйв», «Жилищный вопрос», «Гордость нации», «Хозяин на земле», «Есть проблема», «Обсуждаем опыт», «Подробно», «Есть мнение!» и материалы, помеченные знаком «PR», публикуются на коммерческой основе и являются рекламой. За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.
Рейтинг@Mail.ru