Вторник, 15.10.2019
00:50
ГлавнаяГазетаОбществоВолгоградка рассказала о своем прославленном деде и его подвиге

Волгоградка рассказала о своем прославленном деде и его подвиге

14 июля 2019

Корреспондент «Родного города» пообщался с Ниной Николаевной Сытник. Ее предок Александр Николаевич Воронков награжден орденом Красного Знамени за проявленный героизм во время Гражданской войны, а улица в Кировском районе Волгограда носит его имя.

Перехитрил казаков

По словам пенсионерки, ее дедушка не был военным.

– Он работал на лесопильном заводе, – рассказывает Нина Николаевна. – Но когда начались боевые действия, он стал командиром Бекетовского добровольческого рабочего полка.

С июля 1918 года Донская армия генерала Петра Краснова упорно осаждала Царицын, в обороне города участвовал Александр Воронков.

– Дедушка получил высшую в то время правительственную награду – орден Красного Знамени – за героизм, проявленный во время тяжелого боя неподалеку от Бекетовки, – рассказывает его внучка. – Белые уже взяли Варваровку и стали продвигаться дальше, обстреливая из артиллерии дедушкин полк, занявший оборону. На красноармейцев надвигалась конница, они отступали, а позиции были расположены так, что открыть огонь с фланговых пулеметов, не поразив при этом своих товарищей, было невозможно. Тогда дедушка принял неожиданное решение – он приказал пропустить противника, а потом нанести ему удар. Белые так увлеклись преследованием, что не разгадали этого маневра, а когда опомнились, было уже поздно.

4 ноября 1966 года в Бекетовке открыли мемориальную доску в память об Александре Николаевиче Воронкове и назвали в его честь улицу. На торжественном митинге присутствовали и сыновья героя – Николай и Александр.

– К сожалению, я знаю о дедушке немного и никогда его не видела, – вздыхает Нина Николаевна. – Дело в том, что он ушел из семьи, жил где‑то в другом месте. Папа только рассказывал, что дедушка очень не любил белогвардейцев, но оно и понятно. Тяжелое было время, разве поймешь, кто прав, кто виноват. Например, родители моей мамы были из довольно зажиточной крестьянской семьи, их раскулачили. Мама и два ее брата попали в детский дом. Один из братьев оттуда сбежал, и больше мама его никогда не видела.

В 1941 году уже немолодой Александр Николаевич Воронков ушел на фронт.

– Больше от него никаких известий не было, – говорит Нина Николаевна. – Дядя и папа тоже воевали, но оба вернулись домой, папа и вовсе дошел до Берлина.

 

Переплетения и удары судьбы

Когда началась Великая Отечественная, Николай Воронков, отец нашей собеседницы, работал на тракторном заводе.

– 28 июля его призвали, определили в танковое училище, – рассказывает она. – Моя старшая сестра Жанна, которой тогда было пять лет, часто прибегала к КПП и просила позвать папу. Когда ее спрашивали, а кто твой папа, она гордо отвечала, что он запевала. Действительно, у папы был замечательный голос.

Николай Воронков по окончании училища участвовал в операции «Кольцо», закончившейся разгромом немецко-фашистской группировки под Сталинградом. Однако в родном городе его ждали печальные вести.

– Когда папа ушел воевать, мы остались вчетвером – я, мама, бабушка и сестра, – рассказывает Нина Николаевна. – При бомбежках мы прятались в подвале, во время одного из налетов и случилась трагедия. Дверь в подвал была открыта, снаряд угодил в столб, стоявший неподалеку, а его осколки попали в шею бабушки и Жанне в голову…

Красноармеец Воронков потерял маму и старшую дочь, а его родной дом был полностью разрушен.

– Он потом даже песню «Крутится, вертится шар голубой» переделал, – рассказывает наша собеседница.

 

 

Николай Воронков пел такие строки:

Вышла из ямы соседа жена,

Мы вас так ждали, сказала она.

Но не придется вам всех увидать,

Здесь вот лежат ваша дочка и мать...

 

Николай Воронков стал разыскивать супругу и младшую дочь.

– А мы в это время с мамой скитались по родственникам в области, – вспоминает Нина Николаевна. – Сначала были в селе Бузиновка Калачевского района. Пришли к родственнице, а у нее немцы в доме. Мы испугались, но тут вышел один солдат и сказал, чтобы мы не боялись, а шли в дом, он нам свое место уступает. И добавил: «Не думайте, что все немцы плохие». Я, кстати, и после войны сталкивалась с уже пленными немцами. Они город отстраивали, иногда просили нас, детей, папироску принести, а взамен выстругивали нам какие‑нибудь игрушки.

После Бузиновки Нина Николаевна с матерью попали в Торповку Камышинского района, там их и нашел глава семьи.

– Увиделись, обнялись, а потом папа снова отправился на фронт,  дошел до Берлина, получил орден Красной Звезды, – рассказывает дочь героя. – У него было ранение в голову, один палец оторвало – над ним потом друзья подшучивали: «Коля, дай пять!»

Уже после войны у Нины Николаевны родились две сестры – Зоя и Вера.

– Иногда просто поражаюсь, как бывает тесен мир, – говорит она. – Вера стала учительницей, всю жизнь работала в школе, однажды разговорилась с мамой одного из своих учеников, рассказала свою историю о гибели бабушки и Жанны. И оказалось, что у этой женщины в том же самом подвале в этот момент находилась старшая сестра, она была подругой Жанны.

Нина Николаевна работала и на заводе, и дояркой, была секретарем комсомола, трудилась в управлении совнархоза.

– Именно там я познакомилась со своим будущим супругом Юрием Васильевичем, он работал шофером, – рассказывает она. – У нас долго не было детей, и мы решили взять ребенка из приюта. Когда пришли в детдом, очаровательный мальчуган прямо прыгнул на руки к мужу – не забрать его было невозможно. Воспитали Сашу как родного, сейчас вот жду пра­внучку!

А после того, как супруги Сытник взяли из детдома Александра, у них родилась дочка Наталья.

– И мы с мужем, и сестры водили наших детей к мемориальной доске, посвященной дедушке, – говорит Нина Николаевна. – Вся семья гордится нашим героическим предком!

 

Донская армия так и не взяла Царицын

Донская армия трижды безуспешно штурмовала Царицын: в июле-сентябре 1918 года, в сентябре-октябре того же года и в январе-феврале 1919 года. Во многом из‑за этих неудач под нажимом главнокомандующего Вооруженными силами Юга России Антона Деникина атаман Петр Краснов подал в отставку. Белые сумели взять Царицын лишь 30 июня 1919 года, но это была уже не Донская армия, а Кавказская армия генерал-лейтенанта Петра Врангеля. Кстати, именно в Царицыне Деникин подписал свою знаменитую «Московскую директиву» о наступлении на столицу. Окончательно Царицын перешел к большевикам 3 января 1920 года.

Андрей Шитов. Фото автора и из личного архива героини публикации

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Материалы под рубриками «Актуально», «Люди дела», «Компетентно», «Деловой круг», «По существу», «Точка зрения», «С праздником!», «Благое дело», «Спрашивали – отвечаем», «Здоровье и красота», «Хорошая новость», «Визитная карточка», «Человек и дело», «Из первых уст», «Атмосфера красоты», «Стиль жизни», «Авто Драйв», «Жилищный вопрос», «Гордость нации», «Хозяин на земле», «Есть проблема», «Обсуждаем опыт», «Подробно», «Есть мнение!» и материалы, помеченные знаком «PR», публикуются на коммерческой основе и являются рекламой. За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.
Рейтинг@Mail.ru