Вторник, 23.10.2018
17:25
ГлавнаяГазетаОбществоВолгоградку изуродовал хирург-алкоголик?

Волгоградку изуродовал хирург-алкоголик?

28 сентября 2018

В № 39 от 4 октября 2017 года «Родной город» уже рассказывал историю 30-летней волгоградки Виктории Ситниковой (имена, фамилии, возраст и иные данные героев публикации изменены. – Прим. авт.), которая хотела  увеличить грудь, а в итоге вместо красивого бюста получила две огромные гематомы. Да еще и попала на немалые деньги...  Изменилось ли что-то за год судов и экспертиз? Об этом Виктория рассказала «Родному городу».

Операция или смерть?

У Виктории не самая легкая судьба – мама болеет раком, девушка без мужа воспитывает дочь, страдающую аутизмом, помогает только любящий гражданский супруг. Виктория заботится о родных и остается оптимистом, только вот собственная проблема фактически разделила ее жизнь на «до» и «после».

– Первую операцию по увеличению груди я сделала, когда мне было 18 лет, – рассказывает Виктория. – Вторую уже после родов, в 24 года. Ну, понимаете, уже все‑таки вес набрала немного, хотелось и грудь чуть побольше сделать, четвертого размера.

В 2016 году у Виктории снова появилось желание сделать пластическую операцию.

– Ну не то чтобы прямо вот желание, – делится девушка, – просто увидела рекламу о хорошей частной клинике, об известном в нашем городе хирурге Николае Воробьеве. Отзывы о нем были такие, как будто он волшебник, а видите, как все вышло…

Виктория не собиралась целенаправленно ехать в это медицинское учреждение, просто шла мимо и решила зайти.

– Я прошла обследование, мне Воробьев так обрисовал ситуацию, что если я в ближайшее время не вставлю новые импланты, то дело может окончиться летальным исходом. Якобы там произошло смещение на четыре сантиметра и случился разрыв внутренних тканей, – рассказывает Виктория.

Волгоградка испугалась такой нерадужной перспективы и согласилась на операцию.

– Я сразу по кредитной карте заплатила 125 тысяч рублей, и такую же сумму они разрешили мне заплатить в рассрочку. Но что они натворили… Я просила поставить импланты объемом 600 миллилитров, а мне поставили все 800. К тому же как потом выяснилось, во время операции меня фотографировала медсестра, хотя я своего согласия не давала, меня даже никто не спрашивал. А ведь на фотосъемку должен был заключаться отдельный договор, должна была быть скидка. Анестезиолог вообще уснул в ходе процесса, а какая там антисанитария творилась – скальпели они клали прямо на меня, чуть пониже живота, – делится девушка. – Все это я узнала благодаря фотографиям, которые зачем‑то мне эта самая медсестра прислала на телефон. Да и сама операция шла больше четырех часов, никогда такого не было… Утверждать не берусь, но не факт, что сам Воробьев был в нормальном состоянии, у него по лицу лицу видно, что  он злоупотреб­ляет алкоголем…

По словам Виктории, она не давала согласия на фотосъемку операции, однако снимки были сделаны и отправлены ей на телефон.

На следующий день после операции Виктория изнемогала от нестерпимой боли.

– За мной ухаживала даже не медсестра, а подруга, которая в прямом смысле слова жила в клинике. Медсестра только колола мне три раза в день обезболивающие, как выяснилось потом, это был наркотический препарат… Я вся разбитая от него была, началась аллергия, слава Богу, что привыкания не произошло, – продолжает наша собеседница.

Через три дня после операции Викторию выписали из клиники.

– Грудь болела невыносимо, на швах появились свищи, под одной грудью возникла складка. Они мне еще и кожу марганцем сожгли после операции. В другой больнице мне потом сказали, что груди разные, асимметричные, это было видно невооруженным взглядом.

Осложнения после операции, по словам Виктории, начались сразу же. Долгое время волгоградку не ставили в известность о серьезности последствий, а потом и вовсе начали игнорировать.

Стало еще хуже

Виктория все эти месяцы исправно выплачивала деньги за операцию в рассрочку, но когда сил уже просто не было от нескончаемых мук, она снова пришла в клинику и сказала, что нужно что‑то делать.

 С меня взяли еще около 35 тысяч за различные анализы. Но в итоге вышло все еще только хуже, чем было. Под левой грудью образовалась огромная гематома, а они мне даже не сказали про это. Проводили ежедневные перевязки и молчали, делали вид, что все нормально. Я узнала об этом, только когда обратилась в другую больницу, просто подошло время снимать швы. Нагноение сильное пошло, в той клинике, видимо, дренаж неправильно поставили…

После этого в клинике ни с Викторией, ни с ее гражданским супругом вообще никто не разговаривал, а заведующая просто скрывалась, как и сам Николай Воробьев.

– У меня вскоре и под второй грудью растеклась гематома, я поехала в клинику в Саратов, там сказали, что нужно вынимать импланты и вставлять новые, иначе ничего не получится. Я уже их заказала, сейчас жду решения суда, – поясняет Ситникова.

По словам девушки, в клинике после второй операции ее стали откровенно игнорировать, она подала иск.

– Я была только на одном заседании, – объясняет Виктория. – Мой адвокат потом рассказывала, что они превратили суд в балаган какой‑то. Воробьев отвечал складно только на вопросы юриста клиники, заранее же продумали ответы. А именно по медицинской составляющей он ничего толкового сказать так и не смог. Он перекинул всю вину на меня, мол, якобы не соблюдала его рекомендации и даже не ходила на перевязки! Их адвокат ведет себя вызывающе, а прокуроры приходят разные чуть ли не каждое заседание… Последняя девушка вообще была не в курсе всей истории, сидела, уткнувшись в телефон…

Виктория очень надеется добиться справедливости.

– Поймите, я не могу теперь вести привычный образ жизни, ходить в спортзал, купаться, загорать. Чтобы все исправить, нужны немалые деньги, у меня их нет, поэтому я в иске помимо суммы за операцию подала и на моральный ущерб, тоже около 300 тысяч. Но они, по‑моему, и не скрывают, что у них в суде все схвачено, и мне рассчитывать не на что, – плачет волгоградка.

Комментарий по теме

Подали апелляцию

Инна Веселова, адвокат:

– Суд первой инстанции не удовлетворил иск моей доверительницы, сейчас мы подали апелляцию в областной суд. Экспертизы, которые послужили свидетельством непричастности сотрудников клиники к таким последствиям, были проведены, по нашему мнению, с большими нарушениями – один эксперт не имеет ни единого года практики по профилю пластическая хирургия, второй - судмедэксперт, он не обладает достаточной квалификацией, чтобы делать какие-то аргументирующие выводы. Кроме того, если клиника согласилась на проведение повторной операции бесплатно, значит, она априори признает свою вину в допущенных ошибках. Еще мою доверительницу заставили еще до операции подписать документ, что она не имеет претензий к действиям врачей. Это также незаконно, но суд первой инстанции не счел наши доводы аргументированными.

Андрей Шитов. Фото автора и из личного архива героини публикации

Комментарии (4)
наталья # 28 сентября 2018 в 14:40 0
Бедная девочка, надо добиваться, чтобы эту клинику закрыли, ещё этот чудо доктор может столько искалечит девчёнок. Боритесь, это ваше здоровье а его, как говорят не купишь.
Елена # 28 сентября 2018 в 22:32 0
Бедная девочка, аж такая бедная, что с 18 лет имплантами увлекается. Журналист, который написал, наверно увлекается мыльными сериалами. Она, что не знала, что с каждым разом риск операции увеличивается. Или с луны свалилась. Прежде чем идти на такие серезные операции, должны быть готовы и к осложнениям. Это вам не маникюр делать.Статья тупая, расчитанная на бабушек старушек. Теперь и нормального журналиста не найти...
doctor_komornik # 29 сентября 2018 в 08:20 0
Абсолютный случай совпадения, когда не адекватный пациент находит не адекватного врача. Разница в том, что у пациента, есть на это право, а у врача Нет!
Иллона # 29 сентября 2018 в 20:27 0
Лечить голову нужно! Проблемы в семье, больной ребёнок - нет, надо срочно импланты... Больные люди...
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев
 
 
ИНТЕРЕСНОЕ В СЕТИ

 

 

Главные новости

36‑летняя Анастасия Федорова (имена, фамилии, возраст и иные данные героев публикации изменены. – Прим. ред.) пять лет прожила в гражданском браке с 37‑летним Семеном Крупновым. На ее глазах сожитель вместе с приятелем до смерти забил человека, бил и истязал саму Анастасию. По ее словам, выбраться живой из этих отношений ей удалось лишь чудом.

В Волгоградской области подвели предварительные итоги реализации пилотного проекта «Стационар на дому». За шесть месяцев его участниками стали уже более 500 жителей региона, которые не могут обслуживать себя самостоятельно.

Дом, где вырос мужчина, находится на самой окраине Котово, практически все соседи разъехались оттуда. Наших журналистов встретила 79-летняя старушка – мама подозреваемого, женщина уже много лет почти ничего не видит.

Дом № 226 по улице Минской в Красноармейском районе Волгограда – один из самых старых в городе. Он был построен еще в 1932 году, пережил Сталинградскую битву и со временем, конечно, сильно обветшал....

 

Материалы под рубриками «Актуально», «Люди дела», «Компетентно», «Деловой круг», «По существу», «Точка зрения», «С праздником!», «Благое дело», «Спрашивали – отвечаем», «Здоровье и красота», «Хорошая новость», «Визитная карточка», «Человек и дело», «Из первых уст», «Атмосфера красоты», «Стиль жизни», «Авто Драйв», «Жилищный вопрос», «Гордость нации», «Хозяин на земле», «Есть проблема», «Обсуждаем опыт», «Подробно», «Есть мнение!» и материалы, помеченные знаком «PR», публикуются на коммерческой основе и являются рекламой. За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.
Рейтинг@Mail.ru